Как на Западе воспринимают угрозу российских подводных лодок

 Как на Западе воспринимают угрозу российских подводных лодок

Незаметность подводных лодок, сложность их потопления и разрушительные удары, которые они могут неожиданно нанести, это — главное преимущество. Вероятный противник никогда не может быть уверен, что где-то возле его берегов или его флота не находится чужая подводная лодка. Подводные лодки — это, с одной стороны, оружие сдерживания. С другой — всегда повод для гонки вооружений. 

На прошлой неделе командующий военно-морскими операциями США адмирал Джон Ричардсон заявил, что Россия развернула активность подводных лодок в водах Северной Атлантики на беспрецедентном за последние 25 лет уровне. Адмирал также сообщил, что 24 августа состоится официальная церемония воссоздания Второго флота, одной из задач которого станет противостояние России в регионе. Второй Флот был расформирован еще в 2011 году, но 1 июля этого года в Норфолке было объявлено о его воссоздании.

Американцы также четко отметили для себя, отслеживая со спутников, недавний майский залповый пуск сразу четырех межконтинентальных баллистических ракет «Булава» с подводной лодки «Юрий Долгорукий» из акватории Белого моря. Данными ракетами, как пишут сами американцы, Россия способна нанести удар по Вашингтону, и именно залповые испытания заставляют их нервничать. 

Не упустили на Западе и постоянно цитируют заявление главнокомандующего ВМФ России Владимира Королева, который сказал, что российские подводные лодки в 2016 году провели в море по времени в совокупности более 3 000 дней, что соответствует уровню активности подводного флота эпохи СССР. 

Голоса о растущей российской подводной угрозе на Западе звучат постоянно в последние несколько лет. 

В 2011 году стали говорить о «ренессансе подводного флота России» и программе модернизации субмарин. 

В 2014 году глава программы разработок подводных лодок ВМС США контр-адмирал Дэйв Джонсон сказал, что впечатлен российской подводной лодкой «Северодвинск», и даже держит у себя в кабинете ее макет. 

В 2016 году тогда еще командующий подразделениями ВМС США в Европе и Африке адмирал Марк Фергюсон заявлял, что российские подводные лодки наращивают свою активность в Атлантике, их становится все труднее обнаружить, а в ближайшие годы они станут большой проблемой для НАТО. Фергюсон тогда отметил: «Эти подводные лодки гораздо более незаметные, более тихие. Мы видим, что они оснащены новейшими системами вооружения, ракетными системами, могут поражать цели на суше с дальних расстояний». 

Бывший командующий Объединенными силами НАТО в Европе адмирал Джеймс Ставридис тогда же заявил, что США больше не в состоянии на 100% быть в курсе активности российских подводных лодок, которые являются смертельной угрозой для авианосных ударных групп. 

Ему вторил и бывший главнокомандующий объединенными силами НАТО в Европе генерал Филипп Бридлав, утверждавший, что из-за активности российских подводных лодок в Средиземном море и в Северной Атлантике морские силы НАТО вынуждены не отслеживать перемещение каждой отдельной российской подводной лодки в море, а перейти к «обороне зон» и просто патрулировать важные участки. 

А вот генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг пошел еще дальше и объявил, что российские подводные лодки и вовсе являются «угрозой ценностям и образу жизни» Великобритании, потому что доступ к морю — это критически важно для процветания Туманного Альбиона, а активность российских субмарин «испытывает» страну.

Весной этого года Магнус Норденман — заместитель директора Центра международной безопасности им. Брента Скоукрофта при Атлантическом совете и один из самых известных на Западе экспертов по подводным лодкам — предупреждал, что Россия перестала массово штамповать старые подводные лодки, а переняла подход США и сфокусировалась на создании нескольких качественных подлодок, которые скоро будут не уступать, по его мнению, американским субмаринам. Россия, по его мнению, постепенно сокращает техническое отставание в электронном оснащении, шумности и опыте экипажей подлодок. 

Активность российских подводных лодок в Средиземном море также вызывает опасения зарубежных военных. Пуск крылатых ракет лодкой «Краснодар» по целям в Сирии в 2017 году не оставил никого равнодушным. В апреле 2018 года, по неподтвержденным данным, российская подлодка помешала британской субмарине HMS Astute сделать залп по Сирии.

Оба случая показали зарубежным наблюдателям, что российские подводники способны действовать в динамичных практически боевых условиях и имеют достаточный опыт и уверенность в своих силах. 

Аналитики отмечают, что Россия сегодня наращивает свои подводные возможности в первую очередь на севере и в Черном море. Первое направление открывает возможности оперирования в большой Атлантике, а таяние льдов открывает новые возможности и в Арктике, второе направление — это выход на оперативный простор в Средиземное море. 

Атлантику, по мнению западных экспертов, единовременно патрулируют до 6 российских подводных лодок. В Черном море в 2014 году активной была одна российская подводная лодка, сегодня таковых — уже семь. 

Любопытно, что зарубежных экспертов также беспокоит в первую очередь тот факт, что российские подводные лодки не просто могут потопить корабли противника, перекрыть логистические линии через Атлантику или нанести ядерный удар, во что мало кто верит сегодня, но что они способны наносить удары по суше в ходе ограниченного конфликта, не ведущего к глобальной ядерной войне. Хотя, безусловно все на Западе учитывают, что российские подлодки могут поразить наземные системы противоракетной обороны в европейских странах НАТО в случае даже намека на большую войну.

В случае ограниченного конфликта целью могут оказаться порты, аэродромы и другие инфраструктурные объекты стран НАТО в Европе. Новый командующий американским флотом в Европе и Африке адмирал Джеймс Фогго отдельно отметил в июне этого года, что российские подводные лодки способны нанести удар по любой европейской столице. 

Ещ одна популярная тема в зарубежных СМИ — это возможность российских субмарин перерезать коммуникационные подводные кабели, вмешиваться в потоки информации, искажать их или просто «подслушивать». Для этих целей, по мнению зарубежных авторов, у России есть наготове девять специальных подводных лодок и несколько научно-исследовательских морских судов, есть опыт еще советских времен и все чаще российские подлодки замечаются именно там, где проложены кабели, которые сегодня несут уже 95% мирового трафика сети интернет. Один из главных претендентов на операции с кабелями, по мнению зарубежных экспертов, — это корабль-разведчик «Янтарь», которому уделяется пристальное внимание. 

Безусловно, что в США хотят противостоять озвученным ими же угрозам, что выражается в активном проведении противолодочных учений в Норвегии и на Черном море, продаже кораблей и самолетов Болгарии и Румынии, учащении противолодочных разведывательных полетов самолетами P-8A Poseidon, увеличении бюджетов на противолодочную борьбу, увеличении количества единовременно патрулирующих море лодок (по некоторым данным, сегодня на дежурстве постоянно находится уже 14 американских атомных подводных лодок), а также в возрождении систем слежения за морем с помощью буев-сонаров. Только в прошлом году на флоте США заказали 166 500 гидроакустических буев для сброса в море, чтобы попытаться улучшить отслеживание активности российских подводных лодок. 

Не утихают и призывы к увеличению самого подводного флота США, чтобы американские подводные лодки тоже следили за российскими субмаринами. Также американские адмиралы делают ставку на то, что Германия все же в итоге справится со своими острыми проблемами в вооруженных силах и военно-промышленном комплексе и сможет предоставить в Европе свои подлодки для противодействия российским. На Тихом океане к слежению за подлодками России давно и плотно привлечена Япония. 

С другой стороны, со стороны зарубежных аналитиков звучат и призывы не преувеличивать угрозу российских подводных лодок. На Западе многие сегодня считают, что санкции, низкие цены на нефть, проблемы в экономике не позволят России быстро обновить свой атомный подводный флот и Россия будет вынуждена сосредоточиться на модернизации устаревающих лодок и на перевооружении существующих крылатыми ракетами. Сегодня возраст 75% лодок российского подводного флота, по оценкам зарубежных экспертов, уже превысил 20 лет. Проект атомной многоцелевой модульной подводной лодки пятого поколения «Хаски» рассматривается ими скорее с большим скепсисом и с сомнениями, что в 2023 году начнется реальное строительство лодок данного класса.

Зарубежные аналитики отмечают, что главное для России в проекте «Хаски» даже не технические показатели и возможное оснащение лодки современными гиперзвуковыми ракетами и ядерными торпедами, а главное — вопрос цены. В тяжелых экономических условиях России придется заменять лодки третьего поколения лодками «Хаски». Денег может просто не хватить в оборонном бюджете. 

Несмотря на это, на Западе считают, что еще лет 10-15 субмарины России будут являться серьезной угрозой для НАТО, до тех пор, пока Альянс снова не нарастит свои противолодочные возможности и не обучит свой персонал утерянным со времен Холодной войны навыкам охоты за подлодками противника, и пока сами США не начнут вводить в строй все больше своих новейших субмарин.

Прочтите также

Материалы автора: CAnetnews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *